Интервью

«Убрать театр – как отнять часть мозга»

Беседуем с ребятами из Театра NEXT: Владимиром Карпуком, Анной Добронравовой, Антоном Рогожиным и Романом Демешиным. О личном восприятии театра, сложностях сцены и новом проекте, приуроченном к Году театра в России

24.03.2019 19:05:24 Кристина Симакина
0 221

«Если бы театр исчез, тогда бы он появился в другом месте».
2019 год официально объявлен Годом театра в России. Мы решили пообщаться с ребятами из Нижегородского экспериментального театра NEXT: Владимиром Карпуком, Анной Добронравовой, Антоном Рогожиным и Романом Демешиным. Что именно значит театр для них? И каково же это – быть актёром? А также о Всероссийской акции «Культурный минимум», координатором которой стал театр Next.


- Ребята, кто для вас «актёр»? Что это за человек?

- Антон Рогожин: Наверное, некий способ выражения режиссёрской идеи, её олицетворение, влияние на массы. В идеале это участник не просто какого-то красивого перформанса, а участник действительно наполненной смыслом постановки. Если коротко, актер – посредник между режиссёром и зрителем.

- Анна Добронравова: Если ассоциировать с организмом, то режиссёр – мозг, который генерирует, придумывает, несёт идею и смыслы, а актёр – его нервное окончания. Именно через эту точку (самого актёра) передаётся вся боль, эмоции и чувства, которые либо дойдут до зрителя, либо нет – в этом и есть актёрская задача.

- Роман Демешин: Да, именно. Присоединяюсь ко всему вышесказанному (смеётся).

- Владимир Карпук: Интересные версии прозвучали. На самом деле, не только актёр – проводник, здесь идёт некая связь: драматург, режиссёр, актёр и, уже конечная инстанция, зритель. Здесь должен выйти, своего рода, «половой акт» между всеми, хорошая игра в пинг-понг – со своей определённой подачей. Актёр – транслятор. Главное, чтобы он понимал, чего хочет режиссёр. Актёр должен создать ощущение сопричастности с тем, что происходит у нас на сцене, зритель должен ощутить атмосферу и войти в предлагаемые обстоятельства вместе с нами.

- На ваш взгляд, режиссёр и актёр – это взаимозаменяемые профессии? Может ли актёр быть режиссёром и наоборот?

- Владимир: Режиссёр, который прошёл актёрскую кухню – больше, чем режиссёр. Можно учиться на режиссуре и не быть авторитетом: должен быть стержень. Ведь режиссёр – это кто? Например, Путин – режиссёр, только в рамках страны.

- Антон: Отец – в рамках семьи.

Владимир: Верно. И да, они действительно могут быть взаимозаменяемы, но без каких-то определённых моментов (набора идейных и стержневых характеристик) этого также может и не произойти.


DSC06150.jpg


- Хорошо, теперь более личный вопрос – кем хотели стать в детстве и почему сейчас вы здесь, в театре?


Антон: Ну, я в детстве мечтал стать пилотом самолёта. Честно, хотел даже поступать на гражданскую авиацию. Но, к сожалению, у них большие пороги по состоянию здоровья… Зрение -4 – всё, до свидания (смеётся).

А в театр я попал совершенно случайно. У нас в университете проходит всем известный фестиваль «Осенние дебюты». Я решил, что, раз на конкурсе чтецов в лицее у меня неплохо получилось, то нужно попробовать – и я прошёл. Меня пригласили в студ. театр сразу после ОД, и сразу всё закрутилось, завертелось. У меня не было такого, что «всё, я точно хочу стать актёром!», нет, ты как минимум хочешь в этом направлении развиваться. Даже если ты не станешь актёром, то в жизни тебе это всё равно очень пригодится: выступление на публике, общение с людьми, без этого никак.

Роман: Я, к сожалению, не вспомню, кем именно хотел стать в детстве, но жизнь моя в творческой сфере также зародилась именно на ОД. Я пришёл на кастинг и написал на листочке, что «хотелось бы» попробовать себя в роли актёра, но это была второстепенная задача: я ни разу не выходил на сцену, а творческая жизнь всегда была от меня очень далека. И вот на ОД у меня была одна сцена и всего несколько реплик, но мне это слишком понравилось – я захотел развиваться всё дальше и дальше. Выходило постепенно: сначала одна маленькая роль, потом вторая, затем побольше, а после уже главная. По итогу я обрёл уверенность и в студ. театр пошёл осознанно сам – и меня взяли. Когда мы отыграли спектакль, я думал, что меня (как и многих других) отсеят, но нет, меня оставили на следующие спектакли. А ещё забавно: когда мне пристраивали сменщика на какие-либо роли, по итогу я «выигрывал» всех (смеётся) – и все они уходили. Потом уже появился Вова со своей идеей создать летнюю театральную школу, где я стал одним из организаторов. А вот теперь – я в Next, в труппе вместе с другими талантливыми ребятами. Сейчас я продолжаю развиваться, и мне это очень нравится.

Анна: А вот у меня с было всё очень «по-женски»: когда постоянно меняешь свои приоритеты и цели. Тогда были довольно детские желания: стать балериной, музыкантом, актрисой. В школьные годы меня очень сильно ломало – я всегда занималась абсолютно разными вещами. Бывало такое, что и программистом хотела быть, и психологом, даже президентом, но всё это ушло со временем. А вот с театром произошла какая-то более крепкая интуитивная вещь. Знаешь, когда ты посылаешь некие запросы в космос – и к тебе всё это притягивается.


DSC06184.jpg

Сейчас я занимаюсь больше организационными моментами в нашем театре, но параллельно посещаю театральную школу. Уверена, что я буду в этом дальше развиваться. Сейчас всё на каких-то внутренних частотах – всё в своё время. 


Владмимир: Что касается меня, то я просто всё перепробовал: отучился на мехмате, был и в армии (думал даже пойти по стопам отца – стать военным), бизнес даже с товарищем открывали. В итоге понял, что творчеством заниматься мне больше всего по душе, и я не устаю от этого. Это нечто безграничное, новое, вечный поиск, нахождение ответов – здесь от тебя всё зависит. Видишь путь, идёшь по нему, а следом открывается много разных дорог. Поэтому я именно методом проб и исключений пришёл к театру.

- А есть ли какие-либо минусы в этой профессии, на ваш взгляд?

Антон: Наверное, конкуренция – она просто высочайшая. Далее мы постоянно видим одних и тех же людей в каких-то известных высокооплачиваемых проектах. Ещё считаю минусом тот факт, что у человека (имеющего только актёрское образование) нет какого-то «запасного аэродрома» на случай не реализации задуманного, но здесь всё тоже зависит от самого человека. Считаю, что в данном случае необходимо «дорасти» до этой профессии, а не кидаться в неё сразу, в омут с головой. Наверное, должен быть какой-то определённый багаж за плечами.

Анна: Согласна, что всё от нас же зависит. Ведь тому человеку, кто ищет лишь спокойствия и какой-то стабильности в жизни, на мой взгляд, такого рода профессия точно не подойдёт. Ведь творческие люди постоянно должны в движении находиться, в каком-то поиске, ни в коем случае не давая себе остановиться. Это не та профессия, где тебе нужно просто «сидеть и чего-то ждать». И не знаю, сумею ли я назвать какие-то определённые минусы – это очень субъективно.

Владимир: Минусов в таком же достатке, как и плюсов. Каждый сам выбирает, готов ли он пойти на всё это. Антон верно сказал, что до этого нужно дорасти. У каждого есть юношеский максимализм и он в определённый момент пропадает – здесь важно переждать и проверить себя: «А насколько меня хватит?». Помню, когда мне было 16 лет, я горы был готов свернуть. Казалось, что могу достигнуть всего и сразу. Спустя десять лет этот запал остался, но он стал значительно меньше. Думаю, минус профессии в том, что каждое утро нужно вставать и отвечать самому себе на вопрос: «А мне это надо?». Ответ в данном случае может быть лишь один. Бывает, что, в случае отрицательного ответа, люди просто берут и уходят из профессии – и исход может быть очень плачевным. Немало случаев, когда люди жизнь кончают самоубийством, спиваются. Не знаю… Актёр – это, возможно, некий ребёнок такой: его очень легко обидеть, одиночество он переносит очень болезненно. 


DSC06271.jpg


Но когда ты сможешь вот так вот выйти в большой зрительный зал и приковать к себе внимание настолько, что тебя внимательно, с особым трепетом, разинув рот, будут слушать? Да никогда. Не может случиться такого у обычного человека. Станцевать танец, спеть песню, прочесть стихотворение, а тебе в ответ просто бешеная энергетика. На тебя смотрят, тебя слушают, тебе верят. А когда тебе в конце аплодируют… 

Как говорил Владимир Этуш: «Успех в театре определяет зритель».

Многие приходят в эту профессию и говорят: «Я хочу, я хочу!». Хорошо, можно хотеть. Но другое дело – мочь. Нужно сопоставить это хотение с тем, что ты можешь: необходимо выстроить этапы, цели, определённые микрозадачи и постепенно их решать. Актёрская профессия очень дисциплинирует. А из минусов здесь есть ещё одно – здоровье. Очень важно научиться себя качественно распределять.

- А представьте, что театра нет. Вот нет его – он просто исчез. Что тогда?

Владимир: Тогда бы он появился в другом месте (улыбается).

- Он бы вновь возродился?

Владимир: К этому люди бы вновь пришли – это всегда было так. Самый древний ведь из видов искусств. Театр – это что? Те же самые ритуальные прыганья возле костра – это театр. Людям всегда была нужна эта живая энергия. Театр – он был, есть и будет. Потому как важно ощущение этой сопричастности… Человек – коллективное существо. Труппа – настоящая община: мы здесь на целых два часа становимся семьёй. В зале возникает очень интимная обстановка и очень хрупкая атмосфера. Обмен энергией между зрителем и актёром на сцене ни с чем не сравнить и никак не передать. Даже если долго подумать, ну с чем? Наверное, разве что с сексом.


DSC06344.jpg


Антон:
Я согласен с Вовой. Если театр возник – значит, так должно было быть. И если всё это «выкинуть», то оно вновь воссоздаст себя. На самом деле, это же очень многофункциональная вещь: способ влияния на молодёжь, донесение идеи, некая «разгрузка», культурное обогащение – это всё в одном. Именно поэтому рано или поздно театр вернулся бы к нам. 


Роман: Я думаю, что если бы театр исчез, то безусловно к нему бы пришли, ведь пропала бы духовность, интеллигентность. Театр слишком много даёт человеку во всех планах и, если бы его не было, то мы бы потеряли какую-то частицу человечности. Общество стало бы совсем другим: менее нежным, на мой взгляд, и более грубым.

Анна: Без театра или вообще без какого-либо другого вида искусства жизнь была бы какой-то однобокой – сам человек был бы однобоким. Все великие люди, которые совершали открытия, создавали изобретения, что-то постоянно делали и улучшали, имели за собой шлейф какого-то своего творчества. Известный ведь факт, что в нашем мозгу одна лобная доля, к примеру, отвечает за «структурное» понимание этого мира, а вторая – за творческое. И, по сути, убрать театр – это как отнять одну часть мозга. Театр – это некая особая интерпретация того, что происходит в нашей жизни, что происходит вокруг нас.

Антон: Людям хочется посмотреть на другую жизнь ещё, которая отличается от их собственной, хочется видеть что-то новое, не обыденное. Сцена для них, возможно, как некий стимул что-то изменить.


DSC06363.jpg


- Что вам больше по душе – кино или театр и почему?


Владимир: Театральный актёр – «выше» киноактёра. Так как второй, к сожалению, не сможет «взять» зрителя и заставить его сопереживать так же, как и театральный. Вообще всю жизнь кино эксплуатировало театральных актёров. Однако я всё равно считаю, что кино и театр должны идти вместе. Потому как театр – это тренинг, здесь нет возможности прикрыться вторым дублем. Театр – это режим онлайн. Здесь нет ни запасного парашюта, ни запасного выхода.

В кино уже плюс другой – это средство именно массовой информации, это публичность. Всё-таки кино и театр – это колоссально разное, это две параллельные прямые. И мы знаем из геометрии, что, если они бесконечны, то рано или поздно они соприкоснутся друг с другом.

Роман: Кино, к сожалению или к счастью, масштабнее. Однако в театре необходимо быть собранным. Мне приходилось забывать текст, а какая-то определённая собранность помогает выйти из подобных ситуаций, когда тебе не хочется перед всеми облажаться. И если бы мне раньше задали этот вопрос, то я ответил бы в пользу кино. Но сейчас же, когда я увидел всю кухню изнутри, то, конечно же, мне интереснее стал театр.

Антон: Театр – место, где нет права на ошибку. Из плюсов театра – безусловная эмоциональная подпитка. В кинозале мы очень редко, когда сможем увидеть, как люди встанут и начнут аплодировать. За всю мою жизнь это было только однажды, когда вышел фильм «Легенда №17», но ведь Даниила Козловский этого не видел (смеётся).

Анна: Вот чем мне нравится театр: ты находишься здесь, в моменте. Появляются мурашки по телу, ощущение какого-то волшебства – от кино у меня такого ни разу не было.




- Есть ли у вас страх не зацепить зрителя? Когда, допустим, играете спектакль и в какой-то момент понимаете, что того самого контакта не происходит? Бывало ли вообще такое?


Антон: Есть такие отчётные моменты, по которым мы понимаем связь со зрителем. Вот Володя всегда: он проходит, выглядывает и понимает, что вот «да, да!» (сжимает кулак), «они сейчас с нами».

Владимир: Да, есть такая вещь – эффект присутствия. Это такая тишина… Здесь ты понимаешь, что зрители сейчас высасывают из тебя просто всё… И это прямо «вжууух-вжух». Это тоже написано в интервью? (смеётся).

- Да, именно так и укажу! 

Антон: А ещё есть такие шуточки у нас, когда вот мы не ожидаем даже, что зал с них «вскроется» (рассмеётся), а они в итоге раз – и улавливают. Именно тогда мы понимаем, что они почувствовали нашу тонкую задумку – осознаём, что они с нами.

Роман: Мне кажется, что если ты не зацепил зрителя, то проблема, как раз-таки, в том, что это ты не выкладываешься так, как должен. То есть, если не произошла «сцепка», значит проблема в том, что это у тебя что-то не получается донести, ты не сильно стараешься. Всегда перед выходом на сцену есть опасение – каждый артист волнуется. А если ты не волнуешься, значит всё.

Антон: Тебе безразлично.

Владимир: Ты умер.

Забавно то, что зритель сейчас постоянно ждёт прокола. Он на нас уже изначально настроен с подозрением (в наше-то с вами современное время). Все уже прямо ждут: «Ну когда, ну когда же он уже проколется?». А если же это действительно произойдёт на сцене, то всё – доверие пропало. В таком случае необходимо собраться и идти до конца. Здесь уже помогает своя техника, определённое ремесло – мимика, жесты, взгляд, какой-то штамп (как ни странно). Это определённо должен быть твой козырь, который сможет тебя выручить.

- Что вы чувствуете, когда находитесь на сцене? Вот эти ощущения… Что это? Как их можно описать?

Антон: Ой, ну сцены разные бывают. Бывает ещё, что тебе что-то ломают, бьют, таскают за волосы, поднимают, но ведь есть и поприятнее сцены… Надо чувствовать погружение в процесс, в этот материал – не просто «говорение» текста. А вообще ещё нужно чувствовать партнёра – это самое главное. Если каждый будет играть «на себя», то это не дело: нужно это самое «одеяло» протягивать партнёру, и тогда он также протянет его тебе в ответ. 


DSC06427.jpg


Роман:
Здесь смотря, как поставить вопрос. Если спрашивать про твои эмоции как человека, когда ты на сцене, то я не скажу вам, потому как это слишком интимный момент. Могу сказать лишь, что мне очень нравится это чувство – я испытываю невероятное наслаждение… Большего я не скажу (улыбается). 


Владимир: Я седьмой год вот играю и, кажется, мол я всё знаю уже. Но, когда что-то идёт не так (я ведь ещё и в качестве режиссёра, не только актёра), то в этот самый момент мне очень сложно. Я продумываю наперёд невероятное количество вещей (в случае каких-то непредвиденных ситуаций, всяких форс-мажоров). Нужно показать зрителю, что я «не знаю», чем всё закончится – я здесь и сейчас. То есть необходимо «забыть», но знать, к чему я иду. Такая система уравнений должна иметь оптимальное решение.

Анна: На данный момент я ещё учусь справляться с волнением, у меня присутствует до сих пор эта трясучка, но я над собой работаю. Очень важно всегда заниматься, репетировать, учиться. Постоянный процесс обучения для актёра – необходим.

Владимир: Волнение присутствует всегда. Самое страшное – сделать шаг.

Антон: Черту волнения я ещё тоже не перешёл, каждый раз получается как в первый: ты стоишь, у тебя защемляет какую-то мышцу, судороги. Но это всё пока ты в кулисах. На сцену ты выходишь и всё – пропадает. Тебя слепят софиты, у тебя начинается «новая жизнь».

- Основные качества или умения, которыми должен обладать настоящий театральный актёр?

Анна: Смелость. Считаю, что без какой-то определённой доли храбрости актёр не сможет существовать на сцене.

Антон: Могу сходу назвать: внимание, дисциплина и харизма.

Владимир: Много можно качеств перечислять. Я считаю, что у артиста должен быть свой ангел-хранитель – и тогда всё получится. И удача будет, и харизма – всё будет. Должна быть какая-то связь с небесами. Мне кажется, что каждый артист хотел бы умереть на сцене. И каждому из нас, как мне кажется, хочется чувствовать, что ты на сцене не один, что рядом есть «кто-то».

Роман: Харизма и вера в себя.

- Как относитесь к тщеславию и считаете ли, что каждому актёру это присуще?

Владимир: Безусловно. Актёр должен быть тщеславным – это самая эгоистическая профессия. И если ты не будешь к себе относиться с любовью и сам в себя не поверишь, то никто не будет относиться к тебе так же. Постоянная проверка себя: я готов, я должен, я могу. Для меня к тщеславию можно отнести ряд каких-то лидерских качеств, без которых будет сложно.

Антон: Абсолютно согласен. Считаю тщеславие двигателем прогресса артиста. Это некая мотивация к тому, чтобы развиваться.

Анна: Актёр должен давать себе отчёт в этом тщеславии, не переходить какие-то грани – всегда нужно оставаться человеком. Хороший человек – это тоже профессия.


DSC06274.jpg


Роман:
Безусловно каждому человеку нравится, когда его хвалят. Когда к тебе подходят и говорят: «Чувак, это было круто».

- Какие бы вы дали наставления ребятам, которые мечтают стать актёрами?

Антон: Я думаю, что если вы хотите – просто развивайтесь. Преодолейте эту черту юношеского максимализма (о которой говорил Вова) и поймите не только то, что вы хотите этого, а сможете ли вы, осилите ли. И вообще, сумеете ли остановиться в какой-то момент? Ведь назад дороги может просто не быть. А так, нужно обязательно пробовать. Советую начать раньше, чем в университете: в школе ещё. Так как студенчество это уже нехилый такой трамплин, с которого всё ещё больше пойдёт.

Анна: Нужно понять, для чего тебе это надо. Если это из разряда «потешить своё самолюбие или тщеславное начало», я считаю, что такой человек мало чего добьётся. Много ребят просто сгорают на этом этапе: им становится мало внимания, какой-то оценки. Думаю, что должна быть какая-то сверхцель. Не самого себя показать, а поговорить со зрителем, донести какую-то идею/мысль.

Роман: Нужно верить, пробовать, хотеть и делать – это самое важное.

Владимир: Если вы почувствовали желание, то любое желание не даётся без той силы, с помощью которой его можно осуществить. Поэтому, если возникла мысль – значит это не просто так. Нужно брать и пробовать. Только попробовав можно определиться – твоё/не твоё. А если вдруг не получилось с первого раза, то не нужно от этого отказываться. Маленький ребёнок, который только делает свои первые шаги, много раз падает. Так чего ему теперь – совсем отказаться от того, чтобы уметь ходить?

- Давайте подытожим: в этом году вы (театральная школа Next) стали координаторами проекта «Культурный минимум», расскажите немного об этом. Как так получилось, что это за мероприятие и чего нам стоит ждать?

Владимир: Верно. «Культурный минимум» – это всероссийская акция, которая будет проходить с 25 по 29 марта. Нацелена она, так скажем, на «диалог» между поколениями: чтобы дети, их родители, бабушки и дедушки смогли вместе посещать культурные места. В данном случае (в Год театра) Роскультцентр сделал акцент именно на них: будут открытые экскурсии в закулисье, различные мастер-классы, для семей будут выдаваться бесплатные пригласительные в театр. Ведь театр и искусство в целом вещи такие элитарные: не каждый может позволить себе купить билет на выставку или в театр. И здесь самое главное – сделать так, чтобы искусство было доступно каждому.


Фото: Алёна Фалько

0 комментариев
Другие статьи по темам
0 918
Интервью Вам не нужны уроки макияжа – вам нужен хороший визажист! Интервью с талантливым визажистом Милой Сазоновой. Об аэромакияже, естественности и запоминающихся работах со звездами
0 672
Интервью «Боюсь ходить по улице один, даже днем» Интервью с представителем ЛГБТ-сообщества. О жизни гея в Нижнем Новгороде и нынешних реалиях нетерпимости, о пытках в Чечне и будущем ЛГБТ в нашей стране
0 287
Интервью Мы любим помогать, делаем это постоянно и с удовольствием Интервью с Любовью Сошниковой – администратором группы «Взаимопомощь на дорогах. Нижний Новгород»
0 330
Интервью Интервью с организаторами TedxKulibinPark Мы побывали на второй конференции TEDxKulibinParkв Нижнем и поговорили с её организаторами. Читайте о подводных камнях организации мероприятия такого большого масштаба
Комментарии

чтобы можно было оставлять комментарии

наверх
Регистрация
или
Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг (пользовательское соглашение)