Прыжок

Прыжок

История

09.10.2015 15:29
0 558


Автор: Ольга Шерри
«Черт!» Макс понял, что забыл договора, и резко развернул машину обратно уже в квартале от дома. Взбежав по лестнице, отпер дверь, поискал глазами синюю папку – ага, вот она! – и уже повернулся выходить, как его внимание привлекли необычные звуки. Остановился, прислушался. Сомнений не было – это были те самые звуки, которых он не слышал уже несколько месяцев. Из ванной, сквозь шум воды, раздавалось пение.
Его жена, Женя, давно уже не пела в душе, да и вообще не пела. Раньше она любила петь. Первый год после свадьбы она щебетала и напевала, как птичка – «птичка-невеличка», ласково называл ее Макс – и когда готовила еду, и когда смешно скашивала глаза перед зеркалом, осторожно прикасаясь к ресницам изящной кисточкой, и в душе, и даже когда гладила белье (гладить не любили оба). А потом у Макса на работе случился аврал в связи с новым крупным контрактом, и он стал приходить домой все позже и все более хмурым и уставшим. Сначала она теребила его, пыталась растормошить, тонкими пальчиками проводила по виску, заглядывала в глаза… А потом словно потухла. И перестала петь.
И вот сегодня она снова запела. Макс прислонился к косяку и прикрыл глаза. «Какая муха ее укусила?» Нет, он, конечно, был рад, что у Жени хорошее настроение – несмотря на все напряжение на работе (а контракты сыпались один за другим), жену он любил все так же сильно и хотел, чтобы она была счастлива. Просто сил не оставалось на то, чтобы делать ее счастливой, но Макс каждый раз думал: «Вот еще один, доделаю – и на море с Женькой!». Это просто время летело, как бешеное – завтра уже два года со дня свадьбы – а Макс искренне верил, что еще один раз – и все.
Макс открыл глаза, провел пальцами нежно по двери ванной, шепотом выдохнул: «Жееенька…»И краем глаза увидел в комнате раскрытый на какой-то переписке ноут жены. Не в силах противостоять искушению, сам не понял, как оказался перед ее рабочим столом.
На экране надгробной плитой белело:«Спасибо, Андрей – я даже не предполагала, что мне может так понравиться, что решусь приехать второй раз! Но это было восхитительно! У меня словно выросли крылья! Спасибо, что уговорил меня – я счастлива сегодня весь день! Завтра я скажу все мужу, эх и трудно было от него скрывать! Но время пришло!» И смеющийся смайлик. Макс дернулся, как от удара, с грохотом опрокинув стул. «Женька, Женька, как ты могла, как???» Чувствуя, как пылает лицо, занес руку над клавишами – прочитать все, растерзать душу, но узнать, кто такой Андрей и давно ли Женя счастлива с ним. «Так вот почему ты поешь!» – ногти на стиснутых кулаках впились в ладони, но Макс не чувствовал боли.
«Миииилыыый, это ты?» – певучий голос сквозь шум воды отрезвил, как ожог кнута. Смотреть сейчас в ее смеющееся лицо? Нет. Нет! Поднять стул, на цыпочках в коридор, аккуратно закрыть дверь, пара пролетов вниз, выдох. Сигаретный дым обжигал горло, в висках пульсировало: «Потерял, потерял!» 
Никогда жена не давала поводов для ревности – по-прежнему тихонько пристраивалась рядышком, как кошка, даже когда Макс был хмур, улыбалась, рассказывала о своей недотепе-подруге, мурлыкала. Вот только петь перестала… А в последние выходные уезжала куда-то – сказала, к маме, но Полина Александровна звонила и искала дочь. Макс тогда подумал, что Женька опять засела в кафе со своей подружкой, утешать после очередного любовного разочарования – и выбросил этот случай из головы, даже не спросив. «Теперь ясно, с какой подружкой ты была!» 
Макс почувствовал, как в нем просыпается бессильное, заливающее глаза красным маревом, бешенство. «Завтра скажу мужу, написала она – а ведь завтра годовщина свадьбы!!!» При мысли о таком цинизме Макс заскрежетал зубами.
На работу он не пошел – завез договора, сказался больным. При виде враз осунувшегося лица и налитых кровью глаз начальник лишь сочувственно покивал: «Иди, отдыхай, справимся». Никого не хотелось видеть. Макс зашел в ближайший кабак, в голове было гулко и пусто, как и в зале. Внутри словно перегорели контакты – вспышка бешенства отняла все силы. Заказал водки, остался один со своими мыслями. «Женька, как же так...»И все то время, до самого вечера, пока Макс накачивался алкоголем, поначалу почти не пьянея, в голове звучал ее утренний свежий голос, напевающий веселую песенку.
Как он снимал номер в гостинице, Макс почти не помнил. Достал телефон – пять неотвеченных. Недобро кривясь, отослал смску: «Задержали янки, буду утром». Он уже несколько раз задерживался на работе до утра – тестировали проект с американскими коллегами онлайн, разница во времени каждый раз обещала бессонную ночь, но свободный следующий день. Взвинчивая себя очередной порцией алкоголя, Макс тяжело переводил дыхание: «Пусть пока думает, что ничего не знаю, завтра спрошу сам, сам! – посмотрим, как ты тогда запоешь, грязная сука!»
Утром вскочил, виски сжало похмелье, но мысль о том, что сегодня – день, когда его изменщица-жена обещала неизвестному Андрею сказать все мужу, жгла сильнее головной боли.
Помятый, небритый, с тяжелой головой и ухающим в горле сердцем, Макс поднялся в квартиру.
Женя пела. Сегодня на кухне. Бежала вода, гремели кастрюли – жена не слышала его шагов. Макс тяжело прошел в комнату – и застыл. Над столом висели белые бумажные голубки, медленно поворачиваясь вокруг своей оси. На столе в запотевшем ведерке стояло шампанское, торжественно алели крутобокие яблоки в бликах хрусталя, виноград свешивал янтарные пальчики над вазочкой жирно лоснящейся икры...
«Макс!» Сзади налетел душистый шелковый вихрь, обнял, закружил – Женя, в его любимом шелковом домашнем платье, синью обтекавшим изгибы тела, глаза сияют… «Макс!»
«Послушай меня, любимый!» – жена щебетала, вся охваченная словно восторгом или вдохновением, не замечая ни красных прожилок в ответном взгляде, ни помятого костюма. «Я тебе не говорила – последнее время все думала, как тебя растормошить, ты вечно в работе, ты на себя не похож последние месяцы! Сегодня два года с нашей свадьбы! И я решила подарить тебе небо! Может быть, смотря с высоты на эту землю, ты поймешь, как неважно все это на самом деле, милый – контракты, бессонные ночи! Я один раз прыгнула сама, боялась при тебе струсить, ходила тайком, тайком!» – счастливо засмеялась, закинув голову, голубая жилка на шее дрожит. «А теперь хочу прыгнуть с тобой, вместе с тобой! Ты же говорил, что раньше прыгал с парашютом и еще бы хотел! Я так тебя понимаю! Это так здорово – лететь, и упругий ветер в ушах, и сердце колотится, и дыхания нет – а потом – р-раз – и так плавно, и смотришь, а там такая красота, такая красота, Макс! И дышишь, дышишь! И такой простор! Вот, смотри, я дарю тебе прыжок!»
Женя протанцевала в другую комнату, стала рыться в комоде. «Инструктор Андрей, ты мне когда-то рассказывал, вы вместе учились! И это только начало! Я решила! Я больше не отдам тебя насовсем твоей работе!» – доносилось до Макса сквозь звон в ушах.
Макс медленно, очень медленно опустился на стул. Сделал глубокий вдох. И понял, что до этого момента не дышал.

0 комментариев
Комментарии

чтобы можно было оставлять комментарии

наверх
Регистрация
или
Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг (пользовательское соглашение)