Театр

Пушкин как навязчивая идея

Эксперименты продолжаются! Спектакль «Спасти камер-юнкера Пушкина» – версия вологодских мастеров


16.01.2017 20:22:04 Алина Мигушина
0 1046

Качественные театральные тексты в наше время  на вес золота. Оттого, возможно, их часто стараются «перепрочесть», по-своему поставить, интерпретировать. Полюбившаяся многим проза Михаила Хейфеца (с явными элементами психоанализа) «Спасти камер-юнкера Пушкина» получила новый сценический голос, благодаря вологодским театральным деятелям - режиссеру Александру Чупину и актеру Михаилу Морозову. Нижегородский «Театральный цех» заботливо доставил этот моноспектакль к нам. Что же получилось в результате «эксперимента с современной драматургией» и как преобразилось лицо спектакля, читайте в нашем материале.

 

Все тихо и неподвижно; меланхоличная музыка, заполняющая пустоту ожидания, заставляет улыбку раствориться, а портреты на стенах так и следят за каждым вздохом своими неподвижными плоскими черными глазами… Такая побуждающая к размышлениям атмосфера встретила нас в арт-клубе «Маяковка, 10». Людей все не было и не было, и вдруг они нахлынули – волна за волной, шумные, говорливые. «Сегодня прямо-таки день встреч!», «А вы были на первом спектакле? Там еще балерина…», «Кафе открылось наверху, может, сходим после?» – раздается вокруг – жизнь закипела!


вологдапушкин-18.jpg

 

Совсем юные девушки, молодые люди в очках, женщины элегантного возраста, мужчины в расцвете сил – такая пестрая публика! При взгляде в упор они глаз не отводят, даже сфотографироваться для нашего журнала не прочь. И, как всегда, все очень вежливы и дружелюбны. Что же, веселые люди пришли на «веселый» спектакль.

 

Щелчок! Гаснет свет. От темноты кружится голова. Вдалеке – яркий синий прожектор. Актер осторожно пробирается на сцену, осматривает декорации, словно в недоумении; герой растерян и потому загадочен. Вдруг, как ни в чем не бывало, он выкрикивает первую строчку своего текста и оживленно начинает повествование. Манеру отчеканивать слова, мастерство перебегать от образа к образу, разнообразие тембров и интонаций стоит особенно отметить. Этот актерский «набор» вкупе со звуковым сопровождением вполне компенсирует, казалось бы, скучноватый жанр моноспектакля. Михаил Морозов определенно порадовал публику своей энергичной игрой.


вологдапушкин-30.jpg

 

Что же? Весь спектакль окажется милым кривлянием? И ничего больше? Но подождите: нотки нервического смеха проскальзывают между строк. Герой словно теряет рассудок на почве Пушкина. Пушкин как навязчивая идея – такой мотив будет преследовать нас до конца представления.

 

Актер один, но героев много – хватит на пьесу Кальдерона или, к примеру, Мольера. Михаил Морозов то вживается в образ Питунина (главного героя), то превращается в самого Пушкина, с тяжеловесным голосом и острым взглядом из-под черного цилиндра, накал которых умаляет, пожалуй, только шуточная манера повествования. Что это означает? У героя – шизофрения, раздвоение личности? Натура получается глубокая.



 

У режиссера Елены Фирстовой, к слову, аспект психического расстройства слабо прослеживается. В целом, ее версия «Пушкина» куда более комическая и ярко-образная: актеров несколько, реквизита много, есть сцены с танцами и так далее. Эту «женственность» репрезентации устранила рука режиссера-мужчины. У Фирстовой Михаил Питунин не испытывает такого сильного эмоционального и нервного напряжения при слове «Пушкин», у Чупина - испытывает. Елена Фирстова представила нам главного героя более уравновешенным, более способным к ироническому взгляду на те «кульбиты», которые порой выделывает реальность (как Хорь у И. Тургенева, «возвышался даже до иронической точки зрения на жизнь»).

 

Все вышесказанное, тем не менее, не означает, что Михаил Питунин в интерпретации Александра Чупина является менее развитой личностью. Питунины у Фирстовой и у Чупина попросту разные.

 

У актера Михаила Морозова получился совершенно очаровательный образ: такой проникновенный и искренний, готовый вывернуться наизнанку, отдать себя без остатка. Новелла за новеллой повествование подходит к теме принятия через отрицание. Герой сначала кричит о своей неприязни к Пушкину («Почему Дантес его раньше не пристрелил?»), потом ввиду обстоятельств ищет у него помощи (Лера: «Что вы за козлы? Ты что, даже Пушкина не читал?»), а потом растворяется в нем («...куда-то едем. Куда? Ах, ну да: это меня в карете Дантеса везут вместе с раненным Пушкиным»).


вологдапушкин-33.jpg

 

Все, что мы слышим со сцены, – это записки умершего или бред пациента психиатрической лечебницы. Так или иначе, личная драма Михаила Питунина никого не оставила равнодушной. Публика с трепетом наблюдала за чередой экзистенциального выбора, настигающей героя, по-доброму смеялась над его наивностью, сопереживала его утратам. Слезы на щеках женщин, сидящих в зале, руки мужчин, сжатые в кулаки, говорят сами за себя.

 

«Спасти камер-юнкера Пушкина» – это еще и драма о предопределенности. «Нельзя было спасти Пушкина», – заключает Питунин после изучения кипы книг о поэте. Простой петербургский парень, закончивший техникум, отслуживший в армии, женатый и разведенный, чувствует надлом в собственном сознании, после чего рвется к знаниям о своей «навязчивой идее», о Пушкине; размышляет, что бы могло спасти «наше все» от трагической смерти в 37 лет. Питунин мог бы стать исследователем с такими амбициями. Но, как нельзя было спасти Пушкина, так нельзя спасти и Питунина, только последнего - не от рокового выстрела, а от прозы жизни.

 

«Так что, Александр Сергеевич, наша песенка, похоже, спета. Что за песенка?» – чудесная песенка – «Каникулы любви» в исполнении сестер-японок Дза Пинац. Должно быть, после представления публика еще долго напевала «А у моря, у синего моря, со мною ты, рядом со мною…» Именно под звуки этой мелодии актер выходит на поклон, зрители сначала просто аплодируют, потом встают и хлопают уже стоя. Михаил Морозов, словно опустошенный сосуд, после такого эмоционального раскрытия получает заслуженную отдачу от публики, наливается энергией и расцветает на глазах, словно уже готовый рассказывать историю Михаила Питунина снова и снова.


вологдапушкин-2.jpg

 

Цветы последние милей
Роскошных первенцев полей.
Они унылые мечтанья
Живее пробуждают в нас.
Так иногда разлуки час
Живее сладкого свиданья.

 

Так и мы будем трепетно ожидать новой встречи. Nevvod надеется на скорый визит вологодских театральных мастеров к нам в Нижний Новгород с новыми работами и новыми характерами!


Фото автора

 

0 комментариев
Другие статьи по темам
0 554
Театр «Однажды под Рождество» или Ёлка со смыслом Интервью с создателями спектакля «Однажды под Рождество». О смысле праздника, ответах на сложные детские вопросы и о необычном представлении от нижегородской профессиональной команды
0 741
Театр Гости из Питера О том, что и как петербуржский экспериментальный «театр post» рассказал нижегородцам

0 875
Театр Требуха и ритм Как провести вечер буднего дня, не давая своему мозгу обмякнуть? Посетить моноспектакль «Мясо снегиря», конечно. На нем вы точно не расслабитесь
0 746
Театр Читка. «Blue/Orange» О психических расстройствах личности, социальной отрешенности и категории «нормальности» в пьесе Джо Пенхолла
Комментарии

чтобы можно было оставлять комментарии

наверх
Регистрация
или
Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг (пользовательское соглашение)